Компьютерная игра The Town of Light

The Town of LightЕсли хоррор-фильм основан на реальных событиях, он становится вдвое страшнее. Это неписаный закон: вещи, которые случились или предположительно могли случиться в реальной жизни, пугают нас, потому что они рядом. Они случились, а значит, если это и не может повториться, то точно может произойти нечто подобное. Но обычно словам “основано на реальных событиях” не надо безоговорочно верить, потому что часто фразу лепят куда только можно. Проблема здесь не в том, что показанного в фильмах на самом деле не произошло. Скорее в реальных историях можно найти недостоверности. Или же реальные события совсем немножко разбавленные городскими легендами и человеческими домыслами, которым трудно найти подтверждение. Например, сомнения относительно истории об убийстве в Амитивилле и тому подобные вещи.

Пусть там то, что нас невольно тянет к вещам, обернутым аурой загадок и тайн. Мы исследователи по своей природе. И если мы боимся, то страх этот возникает, прежде всего, от неизвестности. Поэтому загадку нужно разгадать, иначе она будет продолжать пугать тем, что у нее нет ответа. Особенно, если загадка спряталась среди стен психиатрической больницы.

Вы когда-нибудь слышали о Вольтере? Это замечательный старинный городок в итальянском регионе Тоскана. Кроме исторических памятников, куда сбегаются туристы, и просто красивых пейзажей в Вольтере есть заброшенная психиатрическая больница. Закрытой она стоит еще с 1975 года и вряд ли когда-нибудь снова будет функционировать. Подобные места со временем обрастают легендами. Заброшенное, забытое одними, крепко цепляется за сознание других. И живет там.

В заброшенных психиатрических больницах должны быть привидения. Мы видели это в фильме «Искатели могил» (обеих частях), в 10-й серии 1-го сезона сериала «Сверхъестественное», намеки на это в выпусках американской телепрограммы Ghost Adventures и тому подобное. В психиатрических больницах должны быть монстры, незаконные эксперименты и тому подобные вещи, как было в Outlast. За страшилками о зловещих призраках кроются реальные люди и реальные поступки. Не менее ужасны, чем призрак или какое-то чудовище.

В 2016 году вышла компьютерная игра на ПК под названием The Town of Light. В центре сюжета – девушка, которая пытается найти свои воспоминания. Она возвращается к психиатрической больнице в Вольтере, в которой ее долгое время продержали, и бродит среди брошенных стен в поисках ответов. «The Town of Light» – это психологический survival-horror, но ни призраков, которых мы привыкли видеть в историях о покинутых местах, ни монстров там нет. И поэтому игра несколько отличается от классических представителей жанра, ибо в основу истории положены хоть и не мистические, но реальные ужасы. Это отдаленно напоминает мне игру «Восстановление Гаити». Компания Pixel Hunt работала над разработкой этой интерактивной игры вместе с командой журналистов и программистами. Игра позволяла пользователю принимать собственные решения, как именно выполнить ключевое задание — отстроить остров после землетрясения 2010 года. В основе — реальная проблема, которая до сих пор не решена. Подростки и дети любят играть в игры. И даже если сначала они будут воспринимать подобную игру как обычный выживастик, то со временем реальность положенной истории, одновременность событий, происходящих в игре и событий в реальности, заставят по-другому посмотреть не на саму игрушку, а на то, что она пытается донести. Конечно, это не очень похоже на игру, о которой речь идет сейчас, но я сказала «удаленно». Поэтому без претензий.

Сюжет игры на ПК The Town of Light призван показать игроку состояние дурдомов в те времена и то, как врачи обходились со своими пациентами. Показать, что бояться надо не призраков, а запущенного, заброшенного безумия, до которого никому нет дела.

История госпиталя в Вольтере начинается еще с 1888 года. Это было помещение бывшего монастыря, где давали приют беднякам. Потом там решили сделать пристанище для безумцев, юродивых. Начиная с 1902 года, сумасшедшую назвали в честь Луиджи Скабия, который долгое время был там главным врачом. В те времена история «желтого дома» не настораживала, наоборот. Луиджи Скабия хотел сделать не просто психиатрическую больницу. В его планах было построить целое поселение для сумасшедших, где они смогли бы чувствовать себя свободно, не изолированно. Там должны быть магазины, почта, библиотека, другие учреждения обслуживания и даже отделения суда. Пациенты могли заниматься теми делами, которые в будущем помогли бы им повторно адаптироваться к обществу. Хороший план. Это была создана специально для сумасшедших форма общества, где они могли бы чувствовать себя полноценными, а не отрезанными от всего мира, что только ухудшило бы их положение. Они имели возможность работать в прачечной, пекарне, теплице, мясной лавочке и тому подобное. Незадолго до своей смерти, Луиджи даже ввел независимую валюту для пациентов госпиталя.

Врач умер в 1934 году и был похоронен на кладбище вблизи психиатрической больницы рядом с пациентами, о которых забыли собственные семьи.

После его смерти положение пациентов изменилось. Интересно, что туда попадали люди, которых нельзя было бы назвать невменяемыми. Но находясь в атмосфере безумия, они невольно ломались и теряли разум. Это явление так называемого индуцированного безумия — разновидности психогенного заболевания, при котором человек становится сумасшедшим под влиянием душевнобольного лица, находящегося рядом.

К примеру, в больницу попала женщина-за то, что она очень завидовала своему мужу в его, так сказать, любовных приключениях. Согласна, это звучит довольно странно, но вряд ли за это надо забирать человека к сумасшедшему и купать его в ледяных ваннах. А время от времени на пациентов одевали холодную или теплую влажную одежду. Известно также, что в больнице в Вольтере пациентов привязывали к кроватям и они могли лежать так неделями.

Пациентами могли становиться даже дети-сироты, которым просто больше не куда пойти. Они попадали в сумасшедшие и росли в атмосфере, которая дезориентировала их, изменяя их личность. Большинство процедур не помогали в лечении, а наоборот уничтожали остатки личности сумасшедшего, приводя к смерти или полного опустошения. Конечно, многие пациенты имели серьезные проблемы, однако тех, кто оказывался там ошибочно, тоже было немало. “10 % из нас умирают от электрошока, 40 % – от неправильно приписанных процедур, а 50% умирают от отсутствия любви”. Это предложение было найдено среди документов и писем, касающихся психиатрического госпиталя в Вольтере.

Вероятно, горячие и ледяные ванны, электрошок, лоботомия – известные нам виды лечебных процедур, и они активно использовались в Вольтере. Сумасшедший дом окрестили “местом, откуда не возвращаются”, и там держали более 6000 пациентов.

В 1950-60-ых годах госпиталь стал одним из крупнейших в Италии. Но в 1978 году больница перестала функционировать. Причиной этому стал закон Базальи, принятый в том же году. Он положил начало психиатрической реформе в Италии, которая завершилась в 1998 году. Интересно, что до того система психиатрической помощи в Италии опиралась на законодательство 1904 года. Согласно ему, психиатрическая больница была объектом, который обеспечивал безопасность общества, изолируя опасных субъектов от обычных граждан. Закон 1904 года возлагал на психбольницы две функции: опекунско-репрессивную (защиту граждан от безумцев) и гуманитарно-санитарную (опека и лечение лиц с психическими отклонениями). И первая функция была доминирующей. Фактически психиатрические больницы были уподоблены тюрьмам. Любая психическая болезнь рассматривалась исключительно в аспекте опасности для общества. И как только человек попадал в госпиталь, он терял гражданские свободы и становился недееспособным. После выхода из больницы (если такое случалось) человек уже не мог стать полноценным гражданином и работать в государственных учреждениях. Имя пациента вносилось в специальные списки.

Интересно и то, что согласно одному из пунктов законодательства, директор госпиталя нес уголовную ответственность за пациентов, в частности отвечал перед законом за их возможные социально опасные поступки после выписки. Именно поэтому пациентов выписывали неохотно, и они могли оставаться в стенах психиатрической больницы до конца своих дней.

Благодаря реформе, которая имела целью ликвидацию всех психиатрических госпиталей и создание комплексной объединенной и надежной службы оказания психиатрической помощи дурдом в Вольтере был закрыт.

Теперь больница пустует. Там побывало немало исследователей и просто интересующихся историей сумасшедших. Стены госпиталя покрыты рисунками и надписями, что их когда – то оставил пациент, который провел в больнице четырнадцать лет-Фернандо Нанетти, известный как NOF4. Он покрыл граффити 180 метров внешней стены. Это стало своеобразной историей, которую он писал неизвестно для кого. Наверное, для себя, чтобы не забывать: биография, чувства, преступления, свидетелем которых он был, страдания, отрывки из поэм, рисунки, звезды, имена, символы, формулы – он выцарапывал это, используя пряжку, которая была частью униформы пациента сумасшедшедшего.

“Это выглядело так, будто это книга”, – так о надписи Нанетти говорила медсестра больницы, Алдо Трафели, – “сначала он рисовал рамку, а потом начинал заполнять ее словами и обращениями к этому миру”.

Нанетти умер в 1994 году. Ему удалось вырваться из стен больницы в Вольтере, но умер он в другом психиатрическом госпитале, так и не вернувшись к обществу.

Элеонора Кастагноци, фотограф и местный исследователь, посещала заброшенную больницу и сделала ряд фотографий. Она признавалась, что, оказавшись внутри, ее окутывало ощущение безграничного уныния. Место то выглядело изолированным. Блуждая по коридорам, она чувствовала опустошение. Вероятно, такое ощущение возникало у каждого, кто имел возможность там побывать.

Оно пустое. Сейчас стоит пустым, постепенно угасает. Все, что осталось – это облезлые стены, покинутые инвалидные коляски, разбитые стекла и граффити, сделанные заблудшими искателями приключений. И надписи Нанетти.

Таким это место предстало и в игре на ПК The Town of Light. Блуждания пустыми коридорами госпиталя казались реальными. Разработчики постарались воссоздать больницу в Вольтере. Здесь нет ни одного монстра, но поиски героини, что время от времени прерываются ее воспоминаниям, навевают на странные мысли. Бродить по коридорам и страшно, и захватывающе одновременно. Сумасшедший исследователь, пытающийся разобраться в том, что же все таки с ним случилось, кто он и что будет дальше – вот кто главная героиня.

И понимание, что события, описанные в игре, имели место в реальной жизни, добавляют вычурности.

Это история госпиталя в Вольтере. Это то, что останется там навсегда. Среди облупленных стен и заброшенных больничных коек. За решеткой на окнах и под запыленными креслами. На дне заполненной затхлой водой ванны. В письмах пациентов, которые никогда не были доставлены их родственникам. Среди могил тех, кто был похоронен там, на кладбище рядом с психиатрической больницей, так и не дождавшись своего возвращения в нормальный мир.